Вопросы психологу

Вы должны войти в систему для того, чтобы создавать сообщения и темы.

Борьба за вес - удовольствие?

Здравствуйте. У моего мужа всегда была проблема с лишним весом. За свои 48 лет при росте 175 и весе 140кг., он уже в третий раз садиться на тотальную жесткую диету. Её суть – отказ от пищи два раза в неделю, ходьба не менее 10 км. в день и четкий контроль за количеством потребляемых калорий. За 3-4 месяца ему удается сбросить порядка 40 кг. Результат приводит его в восторг . Период похудения доставляет ему особое удовольствие – мучительная борьба с потом и кровью над самим собой. Но как только желаемый результат достигнут - происходит обратный процесс. Ему становится абсолютно не интересно долго держать себя в форме. Проходит год, другой и все возвращается на круги своя. Остановить его от привычки переедать - в конце концов, становится бесполезной тратой нервов, сил и времени. Процесс необратим – он снова поправляется до 140. Снова проблемы со здоровьем, а ссоры и уговоры на этой длинной дистанции (от 100 до 140) - не дают результат. Сейчас у него полоса очередной схватки с самим собой. На фоне моей отчаянной поддержки (мы все делаем вместе) он сбросил очередные 25 кг., борьба продолжается. Но я боюсь, что скоро результат будет достигнут, и начнется обратный отчет. Почему он так быстро теряет интерес к здоровому образу жизни? Это психологическая проблема? Замечала часто, что в этот период еда для него не является единственной радостью, как для большинства людей с лишним весом. Иные увлечения, например такие, как рыбалка – продолжают присутствовать. Но что-то ломается в характере, что ли, не пойму?

Здравствуйте. Тут могут быть разные версии. Но у меня вначале всё-таки вопрос: а когда у мужа вес уменьшается, Вы уделяете мужу столько же своего времени и внимания? Вы так же мужа отчаянно поддерживаете, и всё делаете вместе? Или это каким-то образом меняется?

А в целом ситуация напоминает мне некую психологическую игру, где один убегает, а другой догоняет.

Здравствуйте. Михаил, поверьте, что и к моменту, когда стремления мужа сбросить вес до условных 90-100кг. становятся реальностью, и после - я продолжаю, в меру своих сил, поддерживать активный образ жизни. Собственно сама проблема стремительного набора веса, как у него - мне не свойственна. Даже, если в период «зимней спячки» или длительных календарных праздников, на боках появляется лишнее – я это сразу чувствую и разными способами стараюсь держать себя в руках – прогулки, домашний фитнес, легкая диета. Ничего радикального в этом нет, особых титанических усилий для этого не нужно. Может поэтому такой способ «держаться» мужу не интересен - нет препятствий, нет психологической нагрузки, нет каждодневной кропотливой борьбы за каждые 500 грамм. Он полагает, что мой способ держать вес - нудный, а в его случае - бесперспективный. Вот так и он и живёт, раскачиваясь на шкале весов от 90-100 до 140, и в режиме ожидания очередного скачка давления, болей в ногах, проблем с печенью. Мне все чаще кажется, что это скорее его психологическая проблема, чем нежелание заниматься собой в пассивной форме. В чем суть такого психологического дисбаланса?

Здравствуйте. Мне очень интересно: что у нас происходит в беседе по этой теме. Я это вижу следующим образом: я читаю то, что Вы написали. И задаю уточняющий вопрос, который, на мой взгляд, может лучше и детальнее раскрыть психологические особенности происходящего в отношениях между Вами и Вашим мужем. Буквально я поинтересовался: достаточно ли Вы уделяете внимания Вашему мужу. И зависит ли объём Вашего внимание от того: в какой весовой категории находится муж в тот или иной момент. После того, как я задал свой вопрос, я получаю ответ, где Вы, похоже, отвечаете на какой-то другой вопрос. То есть Вы очитались. Иными словами, неправильно прочли то, что я написал. А возможно, Вы как-то совсем иначе поняли мои вопросы по сравнению с тем, что я хотел в них вложить. В любом случае, я полагаю, что произошедшее вполне можно рассматривать как работу бессознательного и разновидность «оговорки по Фрейду». И мне теперь очень интересно: на какой именно вопрос Вы мне ответили? Как он у Вас прозвучал?

Я спросил о Вашем внимании к мужу. А Вы, похоже, ответили что-то о Вашем внимании к себе. Исправьте меня, если я это понял не совсем точно. Возможно, Вы считали вопрос как-то совсем иначе.

Но как бы то ни было, то, что Вы очитались, или мы друг друга по какой-то причине не поняли, можно интерпретировать множеством различных способов. В том числе и таким: я спросил о том - уделяете ли Вы внимание мужу, в ответ на что -Вы оказались невнимательными по отношению к моему вопросу. Возможно, это каким-то образом напоминает что-то происходящее в Вашей жизни. И если это действительно так, то что именно это может напоминать?

А если Вы считаете, что я не точно что-то сказал, то может и это что-то напоминает?

А ещё я подумал, что, возможно, Ваш ответ дан не на все мои вопросы, а на один из них. Про отчаянную поддержку и про то, что Вы всё делаете вместе. Возможно, этот вопрос для Вас более важен и психологически более весом.

Вы спрашиваете про психологический дисбаланс. А что Вы понимаете под этим? Что тут Вы имеете в виду?

А ещё Вы говорите, что это скорее психологическая проблема мужа, чем нежелание заниматься собой в пассивной форме. И тут мне не вполне ясно: какую именно психологическую проблему Вы имеете в виду. И что значит: нежелание заниматься собой в пассивной форме? Можно это чуть больше развернуть и что-то рассказать про это. Что именно Вы тут имели в виду?

 

Здравствуйте. Полагаю, мы с вами просто не поняли друг друга. Собственно, в предыдущем письме я попыталась вам донести тот факт, что мои способы держать собственный вес в норме являются, с моей точки зрения, и активной поддержкой, и показательным примером для мужа. Это ли не ответ на ваше - когда у мужа вес уменьшается, Вы уделяете ему столько же своего времени и внимания? Вы так же мужа отчаянно поддерживаете, и всё делаете вместе? Я всегда поддерживаю его - это очевидно, и не только в попытках вести здоровый образ жизни. Надеюсь, вы не имели в виду, что когда он перестает тренироваться и набирает вес – я должна делать то же самое, поправляться вместе с ним? Возможно, я слишком подробно описала свой способ держать форму, но это было лишь с той целью, чтобы вы сделали вывод - почему мой, менее активный, но систематический вариант поддержки своего организма в тонусе - моего мужа не всегда устраивает, в нем нет стресса, психологической борьбы с самим собой за каждые пол килограмма. Вы напрасно увели разговор в неверное русло, указав мне на «увлечение собой». Это ошибочное суждение, уж извините. В силу этого отвечать на ваши наводящие вопросы относительно возможных «оговорок по Фрейду» - не вижу смысла. Постараюсь, как вы просите, более развернуто, остановиться на последних вопросах. Снова повторюсь, мы тренируемся вместе, но, разумеется, каждый в силу своих возможностей, мой способ муж считает – пассивным. Тем не менее, у меня это происходит регулярно, на протяжении многих лет, а у мужа - исключительно с целью сбросить, набранный за год, полтора лишний вес. Именно эти год, полтора и не дают мне покоя. Это время его пребывания в полной психологической апатии. Он, достигнув желаемого результата, снова начинает практиковать неконтролируемый прием пищи, мои попытки готовить низкокалорийную еду – приводят к разногласиям между нами. Если в периоды тренировок подобный рацион он радостно приветствует, то после сброса лишнего веса он снова подсаживается на пиццу, сардельки и пирожки. Нет, не подумайте ничего дурного – я прекрасно готовлю, и дома всегда есть и фрукты, и овощи, и полно разной полезной еды в холодильнике. Но он предпочитает фастфуд, очень часто просит приготовить пельмени или жареную картошку, и так далее. Он постоянно что-то должен жевать, в ход идут сладости. Он постепенно перестает активно двигаться, даже на простую прогулку на свежем воздухе его вытащить почти не возможно. Лежит под телевизором, на работу – на машине, там сидит, ходит мало. Вес набирается, он ленится все больше. Год, а то и два – ему все «фиолетово», даже понимание того, что из-за систематического переедания рано или поздно начнутся проблемы. Я в последнее время стала замечать, что именно этого момента он и ждет. Такое впечатление, что, чем тяжелее для него старт очередного сбрасывания веса, тем ему интереснее. Психологическая борьба – вот в чем смысл его тренировок. Но ведь это не правильно. Это стресс, и не всегда организм будет на него нормально реагировать, возраст и все такое. По состоянию на сегодняшний день период «обжорства», слава Богу, закончился. Но чего нам обоим это стоило – вы не представляете. Сначала я активно пыталась увлечь мужа хотя бы редкими прогулками на воздухе. Перестала еще год назад покупать сахар, так он приходил с работы с полными карманами конфет. Дома всю минувшую осень и зиму включала всевозможные ролики из интернета, стимулирующие вести активный образ жизни – безрезультатно. Он понимал мои стремления, посмеивался, лишь иногда нормально на них реагировал. Но до определенного момента – его это не цепляло. Выжидал что-то, как снайпер свою жертву, и в вместе с этим продолжал есть…есть…есть…есть. Именно такое состояние я склонна считать его психологической проблемой. Возможно, я не правильно классифицирую, куда уж мне – я ведь не психолог, и не психотерапевт, чтобы ставить диагноз. Потому и интересовалась у вас, как у профессионала, возможными формами расстройства психики. Буду рада, если к ним данная проблема пищевого поведения мужа не будет иметь отношения. В любом случае, благодарю за уделенное внимание.

Здравствуйте. Я прочитал внимательно, и у меня есть ещё немного вопросов: а в какой момент времени муж стал первый раз набирать вес? Когда он стал больше есть и меньше двигаться? Сколько вы были в браке на тот момент? И были ли у него до того, как вы познакомились, такие переедания? Занимался ли муж раньше спортом или это только Ваше психологическое влияние и Ваши идеи сподвигают его на здоровый образ жизни? Иными словами, он всегда был таким - какой он сейчас - или таким стал? И если он таким в какой-то момент стал, есть ли у Вас какие-либо идеи о причинах таких изменений? Может быть это психологические, физические или другие причины? Кризисы обстоятельств или возможно что-то совсем другое? Или это произошло без видимых на то причин?

Еще Вы говорите о полной психологической апатии мужа на протяжении года или полутора - когда муж набирает вес. А в чём эта психологическая апатия проявляется? И чем именно она тяжела для Вас?

А ещё я обратил внимание на момент в Вашем предыдущем сообщении: «Вы напрасно увели разговор в неверное русло, указав мне на «увлечение собой». Это ошибочное суждение, уж извините.»   Я не претендую на истину в последней инстанции. Всё что я пишу это всего лишь предположения и некоторые психологические гипотезы. Не более того. И вполне естественно, что Вы точнее меня знаете, что именно у Вас происходит. И эксперт, знающий Вашу жизнь, это именно Вы, а не я. И в своих сообщениях я не стремлюсь сделать какие-то окончательные суждения или выводы. При этом, меня заинтересовала форма Вашего ответа и его стиль. В связи с чем у меня ещё разные вопросы родились. Например: толерантный ли Вы человек? Категоричны ли Вы или напротив вполне к окружающим терпимы? Что Вас может вывести из психологического равновесия? Какие эмоции у Вас вызывает переедание мужа? И как Вы с этими эмоциями обходитесь? Да и как Вам вообще с мужем? Хорошо ли с ним? Интересно?

Вы пишите, что смысл тренировок мужа - это психологическая борьба. И что это неправильно. А чем именно это неправильно?! Понятно, что это стресс для организма и лучше всё делать размеренно. Но что если это один из немногих возможных способов для мужа с этой ситуацией обойтись, а остальные способы существенно более сложны или вообще психологически недоступны?

И если вернуться в самое начало Вашего сообщения, где говорится о психологической поддержке. Я не имел в виду, что нужно поправляться вместе с ним. Под психологической поддержкой я понимаю внимание, интерес и действия, которые помогают или могут помочь человеку справиться с трудностями и обстоятельствами; дают ясное послание, что человек не остаётся и не останется с ними один на один. Что его пытаются понять и делают это искренне и открыто. Находятся с человеком на равных и уважают его решения. С пониманием относятся к его действиям или бездействию. Не пытаются его изменить. Но могут открыто сказать: какие именно поступки не нравятся или вызывают напряжение.

При этом, важным является то, что психологическая поддержка, на мой взгляд, не может быть универсальной. Для каждого человека - важен определенный подход и свой набор слов и действий. А в данном случае, мне кажется очень важно спросить, что именно происходит с Вашим мужем. Найти такую форму вопроса, которая позволила бы ему психологически раскрыться. Чем ему нравится нездоровый образ жизни или чем не нравится здоровый? Возможно, его лень и нежелание заниматься своим весом это какое-то послание окружающим? Иногда так бывает, что для того чтобы получить какой-то вес, его нужно набрать. Есть ли право у мужа оставаться вне здорового образа жизни, пусть даже это очень неправильно? Может ли он быть ленивым сколько захочет? Можно ли сказать, что у мужа есть свобода, в том числе психологическая? Или он несвободен и свобода ему вообще не нужна?

 

Здравствуйте, Михаил. Вы абсолютно правы в том, что на сегодняшний день – именно мое психологическое влияние и мои идеи подвигают мужа на здоровый образ жизни. Дело в том, что 10 лет назад, на момент нашего знакомства, он уже весил 140кг. Наше знакомство подтолкнуло его к решению заняться собой и сбросить вес. Разумеется, я его всячески поддерживала. И психологически, и физически. И хотя решение и было принято, но на старте первого похудения было очень тяжело всевозможными уговорами вытягивать мужа даже на элементарные прогулки на свежем воздухе. Часто приходилось самой выходить ему навстречу, чтобы мотивировать по возвращении с работы выходить с метро на одну остановку раньше, с целью пройти до дома не 10 минут, а 30. Постепенно добавляли по 1 остановке, убирали лифт, я уговорила его ходить на любимую рыбалку пешком (озеро в 30 минутах ходьбы от дома), сама ходила вместе с ним, в качестве помощника, рыболовные снасти не легкие, и я понимала, что одному их нести тяжело, особенно когда рыбалка была удачной. Не покупала продукты впрок, чтобы была возможность лишний раз выйти из квартиры и сходить в магазин, придумывала разные примитивные туристические поездки, в ходе которых нужно было ходить 3-4 часа по пересеченной местности, и так далее. Его это забавляло, в меня – вселяло надежду. В конечном итоге, спустя пару месяцев, мы не просто перестали пользоваться лифтом, чтобы подняться на 5 этаж, но и каждый вечер ходили пешком не менее 10 км. Все это – ВМЕСТЕ. За все годы я ни единого раза не упрекнула его в физической неполноценности, которая, хотим мы этого или нет, но в той или иной степени присутствует у каждого человека с различными формами ожирения. Я наоборот, визуализировала его не с «толстым», а с «сильным», и не с «разъевшимся брюзгой», а с «упитанным тяжеловесом». Это вам ответ, насчет моей - толерантности, терпимости, категоричности, и так далее. Развивать далее тему относительно формы или стиля моих писем не стану, думаю и вы, и я - в любом случае останемся каждый при своем мнении. Тем не менее, за первые два года муж похудел со 140 до 90 кг. Мы оба были очень довольны этим результатом. Но если в моем варианте нет психологических барьеров, преодолев которые, человек расслабляется, удовлетворившись результатом, то в варианте мужа – есть. Он, достигнув своей цели, (а её он не просто фиксирует в голове, а постоянно произносит при случае, словно психологический аутотренинг), насладившись победой над собой, вскоре медленно начинает угасать. Словно эта зафиксированная цель в эквиваленте условных 90кг., покорившаяся ему - его точка невозврата. Как говориться, «после неё, хоть потоп»….Как только стрелка весов показала то, к чему он стремился, он и сами весы прячет с глаз долой. С психологической точки зрения для меня эмоционально сложно выдержать последние пару месяцев его очередного похудения. Он уходит от наших совместных прогулок, полностью посвящая себя тренажерному залу, где буквально добивает себя до изнеможения, во всяком случае, с моей точки зрения. Тренажеры - его спасение. Именно благодаря им, мужу удается окончательно добиться поставленной цели в 90кг. Прогулок и активного туризма в сочетании со здоровым питанием для этого явно не хватает. С тренажерного зала он возвращается физически - изнеможенным, а психологически – абсолютно удовлетворенным. Для меня такая форма насилия над организмом не приемлема. Как вы выразились – это было единственным, что выводило меня из психологического равновесия. Первое время мы даже слегка ссорились из-за его «тяжеловесных» занятий, но потом я и в этом вопросе уступила, поняв, что мое несогласие ни к чему хорошему не приведёт, и дала себе установку: уж, коль начала мужа поддерживать – терпи. Полагаю, это тоже показательно, к вашему вопросу насчет моей поддержки и психологической свободы мужа. Повторюсь, что всегда периоды его «работы над собой» проходят на фоне наших с ним совместных действий, особенно первое время, когда ему заставить самого себя подняться с дивана - проблемно. Тем не менее, никто не ограничивает его свободу. Хочешь худеть – худей. Обленился – поправляйся. И что значит ваше - может ли он быть ленивым сколько захочет? Да сколько угодно! Он же не ребенок, которому дед-лайн устанавливают на количество минут для игры в гаджетах. Тем не менее, постоянные «качели с весом» стали для него нормой. Периоды, когда он, набирая вес, становится малоподвижным, морально надломленным, когда перестает ходить даже на рыбалку, не сулят особой радости в жизни, ни мне, ни ему. Все мои попытки как-то увлечь его ЗОЖем - он уже знает наизусть и попросту на них не реагирует. О каком «послании окружающим» можно говорить? Он просто ждет какого-то апокалипсического сигнала, потом в голове происходит, вероятно, некий психологический надлом и качели начинают крутиться в обратную сторону. Словом, если бы не его прогрессирующие проблемы со здоровьем в такие периоды «психологической свободы», то есть «лени», я бы возможно и не переживала бы так. Просто мне не понятна психология человека, который, только доведя себя до крайностей, начинает думать о том, что «всё и сразу» - это не всегда хорошо и полезно. Только, наев 150 кг, он задумывается о том, что утром может не проснуться. Только, убив себя в тренажерке до изнеможения, разорванных суставов, мозолей, головокружения, он перестанет бороться с лишним весом. Почему нельзя остановиться на золотой середине? Почему обязательно искать для себя психологические барьеры, которые самому потом преодолевать? Почему его психологический комфорт заключается только в патологической схватке с самим собой? Стоит ли его нарушения пищевого поведения квалифицировать, как психологические проблемы? Спасибо.