Давно


Это было давно. Только, по-моему, вряд ли что-то существенно поменялось. Да, построили новые здания, да, вид стал совершенно другой. Но если спуститься с Потемкинской лестницы, чтобы попасть на морской вокзал, то нужно пройти по тому же мосту, что и годы назад. Впереди броская архитектура, а внизу — открытые склады порта. Листы металла… Бухты проволоки, которые, если смотреть сверху, — как круги на воде. Внизу свой мир, непохожий, извне сразу неясный, другой.
Тогда, давным-давно, все были дети как дети… с интересами — за мостом, где всё ярче и будто светлее — как улетающие воздушные шарики. А я любил смотреть — как работает порт. Что там делается под мостом, что там за люди. И, вообще, к чему это всё? И когда меня родители тащили за руку вперед: «Мишанчик, глянь — что же там дальше! Интереснее же!» Я начинал упираться и плакать. Просто хотел смотреть на порт ещё и ещё.
А лет через пятнадцать я уже был там — среди докеров и портальных кранов. Досмотрелся, короче. Так бывает… Ведь, судьба всегда знает — откуда ты подглядываешь за ней. И когда наблюдаешь за тем, что тебе нравится, ты, ведь, как в зеркало, смотришь. А в какое время не глянешь снизу на мост — кажется, что все мимо проходят. И не остановится никто.
«Миша, разве можно останавливаться на достигнутом?! Ты что, так и думаешь, всю жизнь по причалу пробегать? Так же нельзя!».
В общем, когда мне предложили работу вне порта — нормальный график, деньги, перспектива, то сё. Я не вспомнил — как начинается летний рассвет над портом, как заходят в гавань дельфины, как пахнет морем, как выглядят с рейда береговые огни. Я просто подумал о том, что, рано или поздно, я пойду на морской вокзал, и неодолимая сила заставит меня посмотреть с моста вниз, на порт. Как тогда, в детстве. И мне будет совсем тоскливо смотреть сверху вниз на людей, с которыми долго вместе работал.
Вот такое вот давно.
Знаете, как красиво, когда поздним вечером на швартовку весь в огнях идет пассажирский лайнер, едва подгоняемый бризом?