Wall of sound


Часто в мире всё так одинаково, что кажется: ты кто-то другой, говорящий одно и то же.
Стоит о чем-то забыть, как сразу получается — это было важней всего.
А в общем, память такая штука — точность себе дороже,
и только приблизительность оставляет лазейку для прекрасного ничего.

Ну вот, скажем, «ABBA»: всё настолько здоровски просто, что хочется, чтоб это было неповторимым.
А ведь стену звука, консервы и много чего ещё придумали совсем не они.
Но вспомнишь восьмидесятые — и все звуки по полочкам, что делает прошлое зримым, —
их сводившая с ума музыка, которая сейчас по любому радио — только руку к приёмнику протяни.

Интересней всего — что было, когда с квартетом практически всё закончилось. А я думаю: снова
в голове появлялась музыка, но вроде как не было сил верно её записать.
Ошибки — та же боль от неточности, хотя боль всё-таки очень неточное слово.
Популярность — это когда нет возможности, не повторяясь, что-то о себе рассказать.

Ведь и после распада группы были рок-оперы и мюзиклы, но их невозможно слушать,
словно инопланетяне сочиняли другую музыку для каких-то чужих людей.
Наверно, поэтому не так страшно стройность и чёткость нарушить,
и я в сотый раз включаю радио и окунаюсь в мир одних и тех же идей.