Вечность и еще один день


Прожить всю жизнь в одном старинном доме —
как видеть всё туманным сном на аэродроме:
ни позабыть, ни вспомнить ничего
не то что невозможно — просто глупо.
Все окна смотрят в ночь глазами трупа.
Трёхбуквие забора манит волшебство.
Взлетает самолёт, собака лает,
и белый след события заставит
идти за ним небесною тропой.
Осмыслить свет безудержной строфой…
Как мальчик маленький заснуть при строгой лампе…
Весь мир — театр, и Аладдин на рампе
невидим сценой, тронут головой.