В открытом окне


Едва услышав зов хорала,
моя душа дорогу знала.
И ночь пространства не давала
последнему лучу.
Между безвременьем и болью
никто не станет к изголовью,
не оборвёт тоску любовью,
не отвезёт к врачу.

Сухие губы помнят лето.
Не оттого душа раздета,
что смерть стучит часами где-то,
задув свечу.
А оттого, что нет надежды,
и сброшены давно одежды,
и только ждут тепла невежды, —
а я молчу.

Подул бы ветер ночью с моря,
плеснув прохладу в чашу зноя,
свистящим легким жутко вторя.
В такую мглу
не спустится с небес Всевышний,
не отзовется кто-то ближний,
и я, для всех как будто лишний,
засну в углу.