Шуга


«Ох, спаси меня, Боже!..» — я слышал не раз и не два
среди разных людей, позабывших другие слова.

Возле быстрых машин, превращённых тщетою в куски,
у холодных объятий, что только ушедшим близки.

И заказано ждать, только верить — и память сотрёт
всё, что сможешь прожить, превратившись в нетающий лёд.

Всё, что чувствовал раньше, другие, наверно, поймут,
а тебе только знать чёткий ритм прошедших минут,

в исчезающей ночи бессчётно искать чуткий сон.
Застывающий город во мраке кварталов лишён.

И не видно, что будет, а значит, чужая судьба
приведёт забулдыжную жизнь поспать у столба…