памяти Робина Уильямса


нужно во что-то верить: дождь скоро пройдет. моя родина там, где проплывают самые красивые облака. мне больше не снятся ни звездное небо из детства, ни сосны на морском берегу, где я не окажусь никогда. я до сих пор словно чувствую, что, если бы я оказался рядом с моими близкими, когда они умирали, они остались бы жить.. и всё было бы совсем по-другому..
вообще всё меняется, когда кто-то держит тебя за руку.. а когда этот человек очень ввблизкий всё меняется совершенно..
при мне не умер ни один человек.. пока я был рядом все оставались жить.. и наверное поэтому эта иллюзия того, что можно на всё повлиять, ранила меня снова и снова.. особенно ранила в те моменты, когда меня не было рядом, но всем чем я жил и живу я чувствовал, что мог бы помочь…
Робин Уильямс… если бы я оказался там и тогда… наверное, я что-то бы сделал.. и дело тут не в лекциях, не в учебниках по суицидологии и даже не в том, что в очень тяжелые для меня моменты твои лирические герои тащили меня из гребаной темноты.. а дело в том, что я знаю, что такое стоять на краю.. и смотреть и чувствовать как что-то дрожит в такт ударам сердца… где-то далеко-далеко .. там внизу… смотреть, чувствовать и не понимать: то ли жизнь заканчивается, то ли просто боль резко уходит..
край. и тут меня захватывает поражающий образ: я вырос у моря и на пляже был причал… и я любил стоять на краю и смотреть вниз на волны.. а потом смотреть как на швартовку идет белый то ли отражающий, то ли излучающий свет катер.. сейчас причала уже нет… и катера не ходят.. осталась только память.. иными словами: ничего лишнего и много личного.. и только в воспоминаниях я могу ночью разбежаться и сигануть с несуществующего причала в до боли реальную липкую темноту.. и словно на мгновение застыв в полете.. провалиться в черную чернильную воду, будто состоящую из ненаписанных текстов, несказанных слов, из того, о чем я молчу… но во что я погружаюсь снова и снова..
спи с миром Робин. очень многим будет тебя не хватать.. и сейчас я очень тихо .. почти беззвучно.. чувствуя как слова обжигают воздух.. хочу спросить: как дышится тебе там… в клубе мертвых поэтов… говоришь ли ты где-то там просыпаясь: доброе утро, Вьетнам! Ты, душевный, глубокий актер.. двухсотлетний человек.. и сейчас мне хочется верить, что найдется тот, кто заберет Робина из ада, если это понадобится… заберет для того, чтобы каждый мог знать: куда приводят мечты.. а еще — чтобы Робин Уильямс мог рассказать Уиллу Хантингу ради чего стоит жить… отдаваясь всем сердцем, всеми чувствами близким..