К тебе


Не думаю, что можно мне ворваться,
как в ту весну, дышащую морской
не свежестью, а нежностью, пытаться
забыть, любить, держать себя в руках… постой!

Зачем понять, что можно и не помнить,
не слышать то, что во сто крат
всё может возвеличить и наполнить…
Я сам во всём на свете виноват.

А в мире ночи тусклая картина
под стражей странной слабых фонарей.
И всё в судьбе до боли объяснимо,
и нету света улице моей.